Интервью с EligoVision

Дорогие читатели, это интервью мы взяли у Сергея Матвеева, генерального директора компании EligoVision. Сергей рассказал нам о деятельности своей компании и о своем взгляде на развитие виртуальной и дополненной реальности.

От автора. Московская компания EligoVision была основана в 2005 году. Ее деятельность  заключается в разработках в области интерактивной 3D визуализации и программного обеспечения на базе технологий дополненной и виртуальной реальности для B2B и B2C сегментов. В 2013 году компания стала резидентом ИТ-кластера инновационного центра «Сколково».

Дима: Добрый день, Сергей. Я посмотрел ваши последние работы и самое главное, что мне хочется спросить: почему вы решили пойти в образование?

1cd30142009f

Сергей Матвеев

Сергей: С первых дней создания компании в 2005 году, мы думали, что образование и edutainment — это достаточно интересный и перспективный рынок. Одним из первых проектов дополненной реальности на российском рынке в сегменте edutainment была наша инсталляция на базе дополненной реальности в Экоцентре на Воробьевых горах – «Зеленая машина времени» в 2010 году.  Потом были инсталляции в других музеях и детских центрах. Все чаще мы стали получать от клиентов запросы на  проекты, которые можно потом «доращивать», а в идеале – делать это самостоятельно, не привлекая нас к доработке. Так родилась идея с конструктором дополненной реальности. При этом параллельно в стране началась активная модернизация российского образования — появился запрос на новые информационные технологии, которые бы позволяли сделать процесс обучения максимально интерактивным.

Дима: А как вы думаете, что стало причиной возникновения интереса в образовании?

Сергей: Очень многие ИТ-компании рано или поздно обращают свое внимание на сферу образования. И это не только вопрос «выращивания» пользователей, c детства лояльных к продукту или бренду компании. Не секрет, что современные дети рождаются практически «с гаджетами в руках», а виртуальная реальность, нравится нам это или нет, постепенно захватывает все большее пространство в нашей жизни. Поэтому важно, чтобы современные  дети не только научились считать и писать, но и знали, какие технологические и программные решения существуют, как ими пользоваться для того, чтобы выживать и быть успешными в грядущих кибер-реалиях.

Дима: Вы упомянули, что все компании рано или поздно приходят в образование, в школы.

Сергей: Есть два принципиально разных подхода – бесплатные лицензии и платные, но по льготным ценам.  Например, для того, чтобы учащиеся могли подготовиться к будущей профессиональной деятельности, компания Autodesk для студентов и преподавателей предоставляет бесплатный доступ к своему программному обеспечению. В свою очередь компания Microsoft какие-то свои продукты предоставляет бесплатно, но с ограничением по функционалу, какие-то на платной основе по специальной цене для образовательных учреждений.  Наш конструктор EV Toolbox мы предлагаем образовательным учреждениям по специальной льготной цене.  При этом, как и все «приличные» ИТ-компании, мы предоставляем пользователям возможность бесплатно скачать и в течение 30 дней использовать триальную версию продукта.

Elligo Vision

Многие компании, работающие на рынке образования, предоставляют  свободный доступ к различным ресурсам с обучающими материалами по использованию их программного обеспечения – видео урокам, мастер-классам с советами и «секретами», ведут огромную работу в профессиональных педагогических и студенческих сообществах  —  организуют семинары и конференции, ведут блоги и аккаунты в социальных сетях. Например, только в 2015 году отделом  образовательных программ нашей компании было проведено больше 100 мероприятий для учеников и педагогов по проектной деятельности на базе технологии дополненной реальности.

Дима: И EV Toolbox – это социальный проект школьного образования, он не коммерческий?

Сергей: Несмотря на большую социальную составляющую, все-таки это коммерческий проект. Лицензии для школ и ВУЗов – платные, но они дешевле, чем стоимость обычно коммерческой версии инструментария, это обусловлено некоторой разницей в их функционале. У нас достаточно гибкий подход к ценообразованию – в зависимости от срока лицензии и необходимого количества ее  стоимость варьируется от 9 тысяч рублей до нескольких десятков тысяч, что для образования —  вполне «подъемные» деньги.  Для разработчиков, которые хотят использовать дополненную реальность в своей коммерческой деятельности и зарабатывать на этом, у нас есть версия инструментария EV Standard, скоро состоится релиз версии Advanced. И в этом случае стоимость коммерческой лицензии зависит от срока действия и количества, минимальная стоимость лицензии для одного ПК на 3 месяца – 12 тысяч рублей. С учетом того, что цена на проекты с дополненной реальностью начинается где-то от трехсот тысяч рублей, «плюс-минус», то лицензия окупится с лихвой даже после первого проекта.

Интерфейс инструментария прост и понятен, проект с его помощью собрать не сложнее, чем сделать презентацию в PowerPoint. Если вы не владеете 3D моделированием, то можете воспользоваться библиотекой готовых 3D моделей и паттернов маркеров дополненной реальности, которые есть во всех версиях нашего инструментария. Вы их просто загружаете из библиотек, проставляя галочки в определенных диалоговых окнах, нажимаете кнопку «Предварительный просмотр» и сразу видите, как собранный проект выглядит в дополненной реальности, т.е. мгновенно получаете обратную связь.  Далее в меню выбираете тип операционной системы устройства, которое вы в дальнейшем планируете использовать для демонстрации вашего готового проекта (Windows, Android, iOS), нажимаете кнопку «Экспорт» и получаете готовый файл (пакет) под соответствующую операционку.

Дима: Хорошо, Сергей, а что насчет ВУЗов?

Сергей: Для студентов профильных ВУЗов, занимающихся подготовкой специалистов в области 3D моделирования и проектирования, этот инструментарий дает возможность использовать собственные 3D модели и сцены, настраивать анимацию и различные взаимодействия между объектами в сценах, делать анализ разработанных виртуальных прототипов и выявлять недочеты смоделированного объекта еще до момента изготовления опытного образца или окончательного рендеринга сцены. Техническим ВУЗам, которые обучают студентов программированию, EV Toolbox также может быть интересен, так как он дает возможность непосредственно внутри нашей среды реализовывать различные нелинейные сценарии поведения всех объектов в виртуальной и дополненной реальности, дописывать отдельные программные модули. Базой является SDK для виртуальной реальности, которую мы сами разработали.

Дима: Я посмотрел список ваших проектов, они впечатляют. Для своего времени это были достаточно сложные технологические проекты в области дополненной и виртуальной реальности. Предположу, что вы были одним из лидеров, наравне, может, еще с двумя компаниями в России…

Сергей: Какие компании вы имеете в виду?

Дима: Например, Interactive Lab. На текущий момент они являются единственными, кто официально анонсировал решение с камерами. Это Room Scale, система трекинга.

Сергей: Не готов обсуждать эксклюзивность их решения, потому что похожие варианты есть и у VISCOM, и у ART.

Анализируя их схему, могу предположить, что в этих системах есть небольшой недостаток. Он связан с тем, что зоны интерактива там, где пересекаются области видимости камер, но как только пользователь смещается из такой зоны, например, подходит к стене, то там уже «слепая» зона, интерактив невозможно реализовать. В нашей собственной системе трекинга, постоянно «живущей» в нашем демо-зале, этого нет, так как мы используем технологию объединения зон видимости камер.

Мы запатентовали эту технологию в 2007 году, хотя начали ею заниматься, еще когда я работал в Германии. Мы также реализовали и запатентовали систему трекинга в инфракрасном диапазоне на базе одной камеры. С помощью простого устройства 3D Пойнтер, которое мы иногда в шутку называем «волшебная палочка», можно полноценно перемещаться в виртуальных мирах и манипулировать различными объектами. Наш Пойнтер — полноценный контроллер, но только с большим количеством пространственных степеней свободы, чем у джойстика, у Пойнтера их пять. И конечно, экономический аспект, тоже не последнее место занимает. Система с одной камерой и простой процедурой калибровки стоит на порядок дешевле. Насколько мне известно, раньше стоимость решения ART начиналась от 20 тысяч евро, нашу систему мы предлагаем за 3 тыс. евро.

Дима: Очень интересно, Сергей. Мы остановились на вопросе о ваших публичных кейсах. Например, создание какого-то проекта для какого-нибудь крупного бренда, о котором вы можете публично рассказать.

Сергей: Весьма интересным с технической точки зрения был проект для компании Disney. Нужна была «фишка» для российской премьеры фильма «Джон Картер». И мы придумали – во время прохода по красной дорожке актеров фильма и гостей премьеры была организована телетрансляция с дополненной реальностью. Зрители могли видеть, как гостей на красной дорожке сопровождала виртуальная марсианская собака Вула, она реагировала на их появление  — могла проводить гостей, могла поиграть с мячиком или умчаться по своим марсианским делам. При этом по 10-ти секундному трейлеру, предоставленному нам студией для работы, мы полностью воссоздали 3D модель персонажа и сделали несколько сюжетов анимации поведения Вулы. Этот проект мы реализовали за рекордные две недели.

Над проектом «Мир ГЛОНАСС» для Российских космических систем мы работали в общей сложности несколько лет. В результате у нас получилась интерактивная презентация, рассказывающая о системах ГЛОНАСС и ДЗЗ. Виртуальный остров в пространстве, каждый сегмент которого – интерактивный, рассказывал об отдельных направлениях использования космических систем – от мониторинга транспорта и инженерной инфраструктуры до систем КОСПАС-САРСАТ и мониторинга лесных пожаров. В презентации над островом по альманаху реальных российских космических спутников  запускаются спутники виртуальные – точные модели реальных. Смоделировано фактическое движение Солнца, происходит смена дня и ночи, то есть фактически заказчик получил точную виртуальную копию реальных группировок спутников.

Или, например, интерактивная презентация строительства частного города во Владимирской области «Доброграда», созданная для  показа на Петербургском международном экономическом форуме. Заказчик хотел не только рассказать о городе, но и дать возможность гостям совершить виртуальную прогулку по нему, самостоятельно задавая маршрут. При этом нужно было преодолеть ряд технических ограничений из-за специфики конструктива и размера выставочной площадки заказчика, поэтому нам пришлось использовать специальные камеры для трекинга пользователя, а управление презентацией было целиком реализовано на планшете. То есть наши программисты превратили обычный iPad в джойстик, с его помощью можно перемещаться в виртуальном пространстве и взаимодействовать с виртуальными объектами – выбирать их, приближать, вращать, собирать-разбирать и так далее.

Также нам было очень интересно заниматься интеграцией презентации инвестиционных проектов ХМАО-Югры на базе дополненной реальности с их официальным веб-порталом в режиме реального времени. Это проект-«долгожитель», вот уже несколько лет он демонстрируется на различных мероприятиях. При этом для каждого события делается апдейт инфографики по проектам, добавляются новые проекты и тематические разделы, актуальные для конкретного мероприятия.

Дима: Сергей, расскажите, пожалуйста, о коммерческих проектах в направлении AR/VR развития вашей компании.

Сергей: Развитие и внедрение в бизнесе AR и VR технологий – достаточно кропотливый и сложный процесс, который требует вложений. Вложений от компаний, которые готовы использовать этот продукт. И, к сожалению, порой такая выгода не очевидна с первого взгляда. Большинство скорее предпочтет использовать готовое и «обкатанное» решение, чем вкладываться в разработку эксклюзива.

Могу привести в качестве примера немецкую компанию Realtime Technologies,inc. (RTI) которая почти двадцать лет работает на рынке автомобильной промышленности. Компания предлагает различные симуляторы, кейвы (CAVE) и комнаты виртуальной реальности , в которых не только моделируется и тестируется интерьер автомобиля, но и проводятся виртуальные дорожные испытания. Например, можно прототип трубки во время испытаний гнуть на станке, а можно предварительно проверить ее в виртуальной реальности и понять, какую максимальную деформацию она выдержит, внося изменения в уравнения. И это оказывается экономически более выгодно.

Активно технологии дополненной и виртуальной реальности внедряются в медицине,  в том числе при реабилитации больных. С их помощью  уменьшают или полностью снимают боли, в том числе фантомные, различные психические расстройства, и даже лечат ожирение. Эффект воздействия виртуальной реальности на человеческий мозг очень сильный и это отдельная область для исследования нейрофизиологов, где нас ждет еще очень много научных открытий.

Можно сказать, что медленно, но верно… а местами и очень стремительно, дополненная и виртуальная реальность завоевывают заслуженную популярность.

Дима: Что вы думаете о текущих направлениях популяризации? Считается, что основными драйверами популяризации VR и AR являются игры, видео в формате 360 и образование.

Сергей: Последнее из перечисленного – образование – я и считаю самым главным направлением. Дети – это  самые надежные «драйверы» популяризации, потому что многие  из них, вырастая, будут становиться не просто пользователями, а  разработчиками.

Смотрите, вот появился Instagram и все неожиданно стали фотографами. Появился YouTube – и все стали операторами и режиссерами. Появится VR канал, и многие обнаружат в себе способности к созданию виртуальных миров.

Насчет видео формата 360… Ключевое достоинство VR и AR – это интерактивность. У 360-видео есть интерактивность? По большому счету это ведь обычный панорамный фильм в видео формате. Вы просто смотрите на происходящее со стороны, вы наблюдатель, вы не часть этого мира, хотя, безусловно, у зрителя возникает определенный эффект «погружения». Виртуальная реальность – это когда вы не только становитесь частью виртуального мира, но и можете совершать в нем какие-то действия, взаимодействовать с объектами, его составляющими.

Дима: А что думаете по поводу современных тематических парков развлечений: The Void, Zero Latency?

Сергей: Не считаю себя экспертом в области VR игр, но я считаю, что игры в VR достаточно интересны.. здесь будут достаточно серьезные вложения и хороший ROI (return on investment – показатель окупаемости инвестиций – прим.ред). Это то направление, в сторону которого стоит двигаться. Мы тоже не стоим в стороне J

Дима: Сергей, расскажите про компанию EligoVision, про её ценности. Вот я, молодой специалист, который хотел бы работать в области виртуальной или дополненной реальности. Вы, как работодатель, что вы можете сказать интересного?

Сергей: Большинство компаний, которые работают на рынке VR и AR, используют готовые лицензионные, и, как правило, зарубежные решения: Unity, Vuforia, Unreal Engine и так далее. Мы изначально занимались  разработкой собственных программных алгоритмов. Например, наша  система распознавания и трекинга 2D объекта – «живые 3D метки»  . Маркер – комбинация какого-нибудь изображения, а вокруг – «палочки и кружочки». По сути – это два маркера. Когда они вместе попадают в область видимости камеры, первый позволяет  идентифицировать  и «привязать» виртуальный контент, релевантный этому изображению, а «палочки и кружочки»  — точно позиционировать метку в виртуальном пространстве и предотвратить дрожание виртуального объекта на экране.

Наша система трекинга может работать в инфракрасном диапазоне, то есть  вы можете работать с метками в полной темноте. В наших системах мы используем камеры с разными системами передачи сигналов, мы можем, например, передавать телевизионный сигнал, что позволяет организовывать телевизионные трансляции, телемосты с использованием дополненной реальности.

Наряду с распознаванием маркеров и обычных изображений, мы создали систему распознавания составных картинок, которая позволяет использовать дополненную реальность в работе с паззлами, мозаикой. Про 3D Пойнтер я уже рассказывал, так вот мои немецкие коллеги думали, что я использую вторую скрытую камеру, хотя её не было. До сих пор никто не верит, что у этой штуки есть пять степеней свободы.

Дима: Я слышу перфекционизм в каждом из этих проектов =)

Сергей: Да, жуткий перфекционизм! 🙂 Мы стараемся всегда максимально удовлетворить все требования и пожелания  заказчика, хотя случается, что заказчики дают нам полный карт-бланш – от разработки технического задания до финальной инсталляции. Бывали случаи, когда заказчики, с которыми мы уже давно работаем, видели готовый проект первый раз уже на мероприятии.

В нашей практике бывали и другие случаи, когда заказчик настаивал на своем решении, хотя нам оно казалось нерациональным и даже ошибочным. Но в конечном итоге все равно потом он просил сделать так, как мы рекомендовали изначально.

Дима: Сергей, дайте совет молодым разработчикам, которые находятся в поиске. Они всегда жаждут знаний, жаждут всего нового. Что бы вы могли посоветовать при выборе направления?

Сергей: Приходите к нам, мы подскажем 🙂

Дима: Что же, спасибо большое, Сергей. Друзья, напоминаю, что мы беседовали с Сергеем Матвеевым – генеральным директором EligoVision. Ознакомиться со всеми проектами компании и получить более подробную информацию вы можете на их сайте.