Пришло время выйти из тени. Интервью с Nettle

О них писали Forbes и TechCrunch. Они шесть лет работают над технологиями виртуальной и дополненной реальности. Предлагаем вашему вниманию интервью с Романом Вдовченко — директором по маркетингу и коммуникациям компании отечественной компании Nettle, которая решила выйти из тени.

От автора: Nettle (Неттл) — технологическая компания, специализирующаяся на разработке систем виртуальной реальности и производстве оборудования на базе собственной технологии MotionParallax3D. Наше интервью затронет два основных продукта компании — презентационное решение NettleBox в виде голографических макетов на экранах с диагональю от 50 до 65 дюймов, и новом продукте компании ALT — Anti-Latency Tracker.

Дима: Добрый день, Роман. В начале хочу спросить: для чего предназначены такие столы, как NettleBox, кроме как B2B?

Роман: Привет, Дима. Сейчас это исключительно B2B-история. Мы работаем с атомной отраслью, с военно-промышленным комплексом, с крупными строительными компаниями. NettleBox можно использовать на презентациях, в офисах продаж и так далее.

Второй наш девайс –  NettleDesk. Это индивидуальное рабочее место с 27-дюймовым монитором, перед которым крутятся голограммы. Тоже может быть использован в информационных центрах, в обучающих классах в школах и ВУЗах.

Дима: А есть ли какие-то готовые продукты?

Роман: Собственно, он поставляется сразу с обучающим контентом — это физика, химия, биология. Можно посмотреть, как делятся клетки, как работает двигатель внутреннего сгорания, строение молекул ДНК и так далее. Это мы делали сами.

Дима: То есть вы сделали просто кейсы или подготовили целый ряд программ для седьмого класса?

Роман: У нас где-то 10-12 тем по каждому предмету.

Дима: А он может работать с несколькими пользователями?

Роман: Пока нет. Наш продукт к этому готов, если бы не  ограничения устройств вывода изображения. То есть дайте нам 240 Гц экран, чтобы мы могли построить четыре картинки – тогда да.

Каждая камера работает со скоростью около 1000 FPS. Используется индивидуальный процессор обработки координат. Координаты пользователя считаются в камере, а не в компьютере. Плюс наша система трекинга умеет прогнозировать положение зрителя. Мы считаем его перемещения, прогнозируем на несколько миллисекунд вперед и рисуем картинку не для точки А, а уже для точки Б. Мы рендерим изображение до того момента, как зритель переместился, и уже отдаем готовую картинку. В результате нет ни волн, ни искажений.

Дима: Камеры делаете сами?

Роман: Да, камеры наши.

Дима: С точки зрения использования в B2B все достаточно ясно. Что насчет B2C?

Роман: У нас есть развлекательный контент, разные наметки по традиционным направлениям. Но это не самое главное. Сейчас у нас готовится к релизу штука, которая называется ALT — Anti-Latency Tracker.

Это миниатюрное устройство меньше 5 сантиметров, с заменяемой батарейкой и модулем для подключения к смартфону.  Ты цепляешь этот модуль вместо батарейки, вставляешь его в смарт и в виртуальной реальности с использованием Mobile HMD (Google Cardboard, Samsung Gear VR) у тебя сразу появляется трекинг.

Дима: А какой юзер-кейс? Как его можно использовать?

Роман: Конечно, игры, плюс его можно использовать в приложениях Unity, Unreal и всем, чем угодно, ассет трекинга можно добавить  буквально в течение 15 минут.

Дима: Интересно, а что можешь сказать насчет, скажем, порно?

Роман: Рисовать можно всё, у нас открытый код. Если ты умеешь работать с 3DMax и Unity, то можешь написать нам и сказать, что я разработчик, и спросить, как это портировать. А мы тебе пришлем ассет и в течении 20-30 минут ты портируешь контент в голографический формат. Мы готовы работать с любыми студиями, звать их к себе на экскурсии, потому что мы прежде всего производители «железа» и нам интересно, чтобы под нас создавался контент.

Возвращаясь к ALT’у. Это достаточно многопрофильный девайс. Во-первых, это игры. В виртуальной реальности игры от третьего лица смотрятся так себе. А на этой штуке можно играть в World of Tanks, в Assassin’s creed, EVE online и так далее. Грубо говоря, ты сидишь перед монитором и можешь заглядывать за углы и видеть, что там происходит. Твой монитор – это окно в виртуальную реальность.

Дима: Я правильно понимаю, что от пользователя ничего не требуется?

Роман: Мы делаем «железку». Что касается контента, то портировать его – это уже к студии. Когда мы начинали делать  ALT, мы контактировали с несколькими игровыми студиями и они сказали, что как только у нас появится Dev kit, они готовы начинать портировать игры.

Плюс у этого девайса есть одна такая плюшка: когда мы станем большими, с широкой базой последователей, то можно провести переговоры с, например, NVIDIA и на низком уровне портировать наш ассет трекинга в драйвера видеокарт.

Дима: То есть идея такая: вы разработали оборудование, систему трекинга, и вы это поставляете именно как системное решение, на базе которого контентом занимаются студии?

Роман: Да, так же, как во всей индустрии виртуальной реальности. Oculus Rift сначала тоже делался без контента. Есть, конечно, Oculus Studio, но мы так же делаем свой контент. Вот то, что ты видишь, это уже проданные проекты.

Дима: Хорошо. Давай еще раз про B2C. Вы уже начали продажи?

Роман: Нет. Мы как раз завершаем работу над MVP (Minimum-Viable-Product -минимально дееспособная версия продукта, — прим.ред.): сейчас мы научились калиброваться прямо из коробки. Мы дописываем математику трекинга, а также хотим максимально удешевить его, чтобы продавать не дороже $100 за штуку.

Дима: Когда?

Роман: Мы рассчитываем выйти на Kickstarter в первом-втором квартале 2017 года. Как только у нас появятся прототипы, еще до Kickstarter, я поеду по всем нишевым изданиям, чтобы показать, как это работает.

И есть у этой штуки второе направление, которое нам очень нравится: это трекинг мобильной виртуальной реальности, причем для нескольких пользователей. То есть берешь Gear VR, вешаешь на нее ALT и у тебя получается мобильная VR с пониманием помещения. То есть типа Room-scale, только без камер OptiTrack.

Есть трекер на очках, второй трекер ты можешь повесить на ружье, а маркерами обкидать пространство без ограничения площади, в помещении или вне его. И у тебя будет полноценная, трекающаяся комната, которая будет знать, где у тебя ружье, где у тебя голова. И ты с манипулятором сможешь играть в какие-нибудь стрелялки.

oculus1

Дима: Сколько человек у вас работает?

Роман: У нас в R&D, если считать внутреннюю студию по контенту, работает около 20 человек. На сегодняшний день это весь наш состав, но мы в активном поиске крутых программистов, художников и специалистов по микроконтроллерам.

Дима: Какие были основные этапы в жизни компании?

Роман: Дело в том, что компания около шести лет работала над технологией и не занималась маркетингом. И сейчас получается так, что технологически мы очень крутые, но про нас мало кто знает. Сейчас мы большую часть своих усилий перекидываем на маркетинг и «допиливаем» то, что еще не доделано по технологии. К середине 2017 планируем уравнять эти показатели.

Это нужно, чтобы нас знали. Что касается основных вех, то в 2010 году Андрей и Петр работали каждый в своем бизнесе, когда решили организоваться в одну компанию. Петр предложил Motion Parallax 3D дисплеи, которыми давно болел, поскольку сам является архитектором по образованию и интересовался способами визуализации архитектурных решений. Они собрали команду и начали «пилить» технологию. Через некоторое время появился первый прототип, сделанный буквально из фанеры.

Чуть позже собрался более технологичный концепт, но он был сделан на основе серийных камер и контроллеров.

Второй прототип был продемонстрирован строительной компании, и на выставку MIPIM в Канны уехал предсерийный образец. После этого в 2013 году компания пришла уже к серийной версии и начала продавать её и совершенствовать.

Начались поиски новых сфер – сначала продавали застройщикам, потом появилась атомная отрасль, промышленность, военка. Сейчас пытаемся зарекомендовать себя как одно из ведущих решений в визуализации – хотим потеснить физические макеты, потому что по стоимости профессиональный макет и NettleBox сопоставимы. Но NettleBox интерактивен, в него можно закинуть несколько проектов, взаимодействовать с контентом и так далее.

Все это продавалось и развивалось, дорабатывался трекинг, становились быстрее камеры. С конца 2014 года появился проект ALT. Любой бизнес рано или поздно хочет прийти в каждый дом. Продаваться за дорого, но на ограниченном сегменте рынка – это не слишком интересно. Гораздо увлекательнее продавать дешево и много. Соответственно, ALT начал дорабатываться, было много итераций, отсюда и большие сроки разработки. Но на выходе должен получиться действительно классный продукт.

boy_atom

Дима: Почему приняли решение о популяризации, пойти в маркетинг, в пиар?

Роман: Что касается B2B, то любая огласка нам только в плюс. Когда мы приходим продавать свой девайс, а про нас никто не слышал, то тяжело доказать, что это круто, что это может стать стандартом и надо быть первым. А когда человек прочтет об этом в СМИ или услышит от друзей, то он будет относиться к новому лояльнее, ему будет не так страшно этим пользоваться.

Дима: Как пришла в голову идея из B2B перейти в B2C?

Роман: Собственно, она не «приходила» – это просто эволюционный шаг для любой компании. Когда у тебя есть технология, отработанная на бизнес-сегменте, когда ты знаешь, что твой технический уровень позволяет  сделать устройство для каждого человека, то к этому нужно идти.

Дима: Какие были сложности на пути создания такой миниатюрной камеры?

Роман: Сложность была в том, что она была большой =) Сейчас она в 6 раз меньше по сравнению с тем, что было в начале. Сейчас здесь есть гироскоп, акселерометр, собственный процессор обработки координат, плюс мы подумываем над тем, чтобы делать собственную оптику – это поможет удешевить себестоимость продукта.

Эволюция камер трекинга Nettle

Эволюция камер трекинга Nettle

Дима: И это все производится на ваших собственных технологических мощностях в Воронеже?

Роман: Да. Чтобы достать деньги, мы продаем NettleBox, покупаем станки. Кстати,  мы являемся резидентами Сколково. У нас есть грантовая составляющая, потому что каждому, кто хочет расти, сложно обойтись без внешней поддержки. Но ее объем составляет примерно 10-15% от наших денег, а остальное – внутренний оборот компании. Мы зарабатываем и тратим, чтобы развиваться.

Дима: То есть всё это время вы были вне радаров, допиливая свои технологии?

Роман: У нас было несколько активностей, практически случайных. Если вспомнить первый прототип, то видео про него «выстрелило» на Хабре где-то в 12 году – было около 350 тысяч просмотров, из них 300 тысяч – только за первую неделю. После этого ребятам звонили и просили прилететь в Испанию, чтобы дать интервью, сыпались заказы и прочие активности. Но поскольку мы занимались работой над технологией, то было не до того. Плюс первый прототип девайса был продемонстрирован в Сан-Франциско на выставке TechCrunch Disrupt. Журналист BBC прыгал вокруг него часа полтора, рассказывая, какая это крутая штука. То есть я хочу сказать, что активности были, просто упор был не на то.

Сейчас мы готовы рассказывать о себе миру, потому что мы уже многого достигли.

holotv

Дима: Какие ваши дальнейшие планы?

Роман: План – захват мира =) Если серьезно, мы собираемся привлечь раунд инвестиций, из них в районе 30-35% пойдет на R&D, чтобы быстрее доделать то, что есть, сократить срок итерации. Остальное тратим на маркетинг, узнаваемость.

Собственно, после того, как мы все это зарядим и начнем этими деньгами правильно пользоваться, мы уйдем на краудфандинг.

Дима: Зачем краудфандинг?

Роман: План такой: сначала мы поднимаем инвестиции. Затем идем на краудфандинг и доказываем, что технология себя показывает так, как должна показывать. Вырастаем в оценке и поднимаем второй раунд на запуск серийного производства и массовых продаж.

Краудфандинг нужен затем, что это очень классная маркетинговая активность. Во-вторых, краудфандинг – это показатель того, что технология действительно нужна людям. Как только технология становится нужна людям, компания кратно растет в стоимости – вырастает капитализация и пропорционально растет интерес со стороны венчурных фондов и частных инвесторов. В-третьих, это возможность набрать базу ранних последователей и инди-разработчиков контента, который является драйвером роста. Кроме того, это способ засветиться на всех ведущих мировых медиа-площадках.

Дима: Согласен, если о тебе пишут в TechCrunch, то… Осталось, чтобы только там написали =)

Роман: Ну, в TechCrunch о нас уже писали, так что, думаю, мы повторим этот опыт =)