Хотим стать мировыми лидерами. Интервью с HoloGroup

Уважаемые читатели, представляем вам интервью с Александром Якубовым, генеральным директором и основателем отечественной компании HoloGroup — одного из первых отечественных разработчиков программного обеспечения для очков дополненной реальности HoloLens.

Дима: Добрый день, Саша. Расскажи о себе, как ты попал в эту индустрию AR, чем занимался до этого?

alex-yakubov

Александр Якубов

Александр: Привет, Дима. Я всю жизнь занимался предпринимательством. Начал с института, у меня было рекламное агентство, занимался промышленным туризмом – водил экскурсии на предприятия, вплоть до атомных станций, устраивал игры на выживание, где нужно было продержаться 24 часа без еды и воды, проводил разные фестивали и тренинги, был интернет-магазины. В общем, много чего делал, скопил большой предпринимательский опыт.

Сейчас всё это ушло, к сожалению, остался только один из проектов. Проблема была в том, что это были проекты для супер мелкого рынка. Даже если ты добиваешься лидерских позиций, у тебя рынок настолько маленький, что оборот все равно маленький – очень мелкий бизнес. Не удовлетворив свои амбиции, я пошел работать во всякие компании. И последние три года я работал в холдинге, где возглавлял IT-разработки. Разрабатывал интернет-банки, профессиональные социальные сети, таск-рейтеры и так далее.

В том числе баловались с VR для промо – увлекались не сильно, но делали круто. Делали трехмерные интерфейсы – это было три года назад, когда ни Oculus, ни тем более Vive не было.

В общем, некоторый опыт с VR у меня был, хотя и незначительный. А где-то весной я увидел HoloLens и понял, что это очень круто. До этого, когда я смотрел на Rift и прочие устройства с их ограничениями, я не понимал, как это можно использовать, кроме как для игр. Что насчет AR для телефона, это тоже так – можно развлекаться, но не более, это супер узкие фишки.

А с выходом HoloLens я понял, что открывается новая эра применения AR, когда ты совмещаешь реальный мир с миром digital. И я понял, что это будет развиваться по экспоненте, как тогда, когда появились первые iPhone.

И захотелось вспомнить былое – не упустить момент и начать этим заниматься. Поэтому я с партнером организовали и стали финансировать компанию. Все неплохо началось, хотя бюджет у нас был не огромным, все-таки мы не миллионеры, к сожалению. Но планируем ими стать, потому что этот маркет, как я предполагаю, будет многомиллиардным. Так что если сейчас занять нишу, то с ростом рынка будешь расти и ты. И можно наконец-то выстроить крупный бизнес не в маленькой нише, а в международном масштабе.

utf-8fajl_000-2ejpeg

Наша цель — концентрироваться только на голографии. Раньше мы думали концентрироваться только на HoloLens, но вчера мы были на таких интересных переговорах, что теперь думаем захватить еще одно устройство. И в этих нишах, когда голографическая дополненная реальность окружает тебя, занять некоторые области и развивать свое имя.

Сейчас мы концентрируемся на образовании. В настоящее время на всем рынке несколько тысяч разработчиков что-то делают для HoloLens, но мы считаем, что у нас одно из лучших приложений.

Дима: Почему именно образование? Не игры?

Александр: Образование — это одна из индустрий, на которой мы концентрируемся. Потому что я вижу, что это будет огромным рынком уже в среднесрочной перспективе. Что касается игр, то HoloLens – это все-таки не для ближайших нескольких лет, не для массового потребителя. Это корпоративные заказы.

Дима: Как насчет парков аттракционов – The Void, Zero Latency?

Александр: Я не изучал эти примеры, но у меня есть бизнес, связанный с индустрией развлечений и аттракционами, но в этой индустрии очень сложно масштабироваться и превратиться в действительно крупный проект, также на этом рынке очень быстро происходит устаревание существующих технологий и падает интерес потребителей, поэтому он мне не интересен в данный момент.

Дима: Почему все-таки такая тематика? Те же HoloLens могут достойно применяться в парках.

Александр: Я думаю, что очки еще будут развиваться, и может быть здесь есть какой-то резон. Хотя именно для парков HoloLens – это не самая лучшая технология. Во-первых, она дорогая, не настолько защищенная – уронил и всё. Во-вторых, там маленький экран, нет эффекта погружения, поэтому не знаю, насколько именно HoloLens будет использоваться именно здесь.

По поводу образования. В США есть 50 тысяч школ среднего образования. Они ни сегодня, ни завтра не купят себе HoloLens, но в течение какого-то времени, как с теми же смартфонами, все больше и больше школ будут покупать себе HoloLens или, например, Meta, и проводить обучение учеников как на ПК, так и на HoloLens. И моя задача, чтобы на них стоял мой софт. Они будут платить, скажем, $1000 в год за лицензию на образовательный контент и вот это уже будет рынком.

Дима: Почему школы, а не университеты?

Александр: Мы не акцентируем внимание именно на школах и университетах, мы пока что делаем скорее демо-версии и проводим исследовательскую работу, как максимально выгодно использовать все возможности голографии для образования.

Дима: Когда я смотрел, что вы сделали, мне это напомнило дошкольный уровень образования.

Александр: Это школьный уровень образования. В 5 классе изучают строение земли, состав земной коры и т.д. Этот проект мы сделали с консультантом по геологии. Отмечу, что в команде консультантов у нас люди с пониманием методологии преподавания в США. Это необходимо для того, чтобы в последствии наши приложения органически вписались в западную школьную программу.

Дима: А почему не сделали, например, квантовую физику для студентов?

Александр: Почему же, мы делаем как раз квантовую физику. Но видишь ли, в чем тут дело. В процессе разработки есть стратегия. Во-первых, не все можно визуализировать в трехмерном пространстве, здесь бессмысленно делать формулы. В ближайшей перспективе, даже если бы мы захотели, то не все образование можно перевести в 3D, потому что для этого надо перерабатывать всю структуру.

Мы акцентируем внимание на том, что можно хорошо визуализировать. Такого рода знания очень круто ложатся на трехмерный интерактивный мир.

Дима: Почему бы не посидеть на одной лавочке с Наполеоном?

Александр: У нас есть такой проект. История тоже классная штука, просто мы не можем тем, что у нас есть сейчас, охватить всё. Поэтому мы взяли Землю — это красочно и красиво. Взяли физику с химией, возьмем биологию, и будем это постепенно развивать.

Дима: какие ваши дальнейшие планы? Ведь этот рынок очень маленький.

Александр: Я бы не назвал рынок в 1 млрд. долларов очень маленьким. Именно таким мы видим его объем в ближайшие 2-3 года и это только в США. И дальше рынок будет только расти, трансформируя образования по всему миру.  Поэтому мы тут видим грандиозные возможности и стремимся занять свою нишу. Это что касается образования.

24

Дима: Вы хотите дождаться потребительской версии HoloLens?

Александр: Мы хотим сделать самое классное приложение в области образования. Сделать для тех устройств, которые могут быть использованы в образовании. Пока я вижу очки Microsoft HoloLens и Meta 2. Может быть, в процессе работы и по мере появления этих релизов мы привлечем более серьезного инвестора, чтобы можно было расширить наш финансовый горизонт. Пока мы еще не дошли до такого. Чтобы привлечь крупного инвестора, сначала нужно самим куда-то дойти — пропиариться, показать, какие мы классные, показать наши продукты, чтобы нас знали. Чтобы была перспектива, и чтобы в этой перспективе была команда, которая это может сделать.

Это первый план. Второй план – я думаю, что в 2017 году наши приложения уже будут покупать школы где-нибудь в Калифорнии.

Дима: То есть на текущий момент расклад такой: есть возможность, которую ты, как предприниматель, увидел и понял, что-либо сейчас запрыгиваешь туда и становишься миллионером, либо потом будешь кусать локти.

Александр: Да, именно так. Вот пример из моей жизни: когда я учился в университете, у нас была куча бизнес-идей. И начали появляться стойки Киви с приемом денег. И мы почти «вписались» в это, но потом решили не рисковать. А друзья, которые этим занялись, стали миллионерами.

Это наша первая долгосрочная стратегия, которая, как мы надеемся, сделает нас миллионерами. Вторая стратегия – это разработка для компаний, создание обычных голографических презентаций, которыми на данный момент все и занимаются. Мы себя более-менее уверенно чувствуем для HoloLens, считаем себя неплохими разработчиками. Понятно, что нам есть куда расти и что изучать, но в России, скажу без лишней скромности, мы одни из самых сильных.

В общем, мы обладаем экспертизой, некоторыми возможностями, и сейчас общаемся со строительными и автомобильными компаниями, чтобы делать для них голографические презентации моделей, автомобилей и так далее. Это направление, которое позволяет дополнительно расширить наши финансовые возможности, чтобы излишки перекладывать на образовательную сферу.

Дима: Знакомы ли вы с EligoVision? Они дают среду разработки, где каждый ученик, студент или преподаватель могут без опыта разработки в Unity путем конструктора собрать своё приложение. Таким образом, резко повышается число разработчиков. И вот они пошли таким путем, уже активно продвигаются в российских школах. Они много времени уделяют именно образовательной составляющей. А то, что я увидел у вас, это больше демонстрация. Это еще не продукт, который можно употреблять.

Александр: Да, мы знакомы с продуктами EligoVision. Разумеется, мы идем по пути от демонстрации продукта, получения обратной связи и уже только потом приступаем к его полной упаковке. Сейчас у нас составлен план совместно с консультантами по завершению курса геологии, включающий в себя десяток тем, тесты, интерактивные игры – в общем все, что нужно для полноценного усвоения знания, как того требует методическая программа. Как я уже упоминал, в планах у нас создать платформенное решение для образования в том числе, когда каждый сможет создавать свои собственные обучающие курсы.

Дима: А что с европейским рынком? С российскими?

Александр: В Европе HoloLens пока что не продается. Что насчет России, то здесь то же самое. Сделать локализацию приложения – это всего лишь 20% времени. Так что как только появится какой-то рынок в России, то мы сразу же этим займемся. Но! Есть школы, с которыми мы уже начинаем работать, которые уже могут купить HoloLens. Пока что мы только начинаем разработку и только начинаем переговоры с частными и иностранными школами. Но пока что я не представляю, что в течение ближайшего времени мы можем что-то им предложить.

Дима: Идея понятна. А когда и как вы планировали пойти в США?

Александр: Я по сути оппортунист и не верю в крупномасштабные стратегии, особенно в экспоненциальных отраслях, потому что загадывать здесь это бессмысленно. Мы сейчас хотим привлечь к себе внимание, активно делаем видео, нам периодично пишут всякие ребята, мол, хотим с вами заключить партнерство. И я думаю, что в ближайшее время мы станем партнерами с каким-нибудь образовательным учреждением в США, чтобы больше соответствовать их требованиям. Хотим начать делать resale. Не знаю, сработает это или нет, но думаем сделать 80-90% скидку на годовую лицензию.

25

Мы хотим быть такими евангелистами. Еще мы хотим взаимодействовать с одной – несколькими школами и выработать некий подход, чтобы школы писали нам технические задания на то, что они хотели бы получить в будущем. То есть это будет некая кастомная разработка. Вот десять школ напишут, мы всё объединим в одну разработку и будем продавать на 100 школ.

Дима: Ты всё время говоришь «школы», но все-таки что с университетами?

Александр: Дело в том, что делая модель атома и выстраивая школьную программу вокруг нее — электроны и всё остальное – у тебя появляются все модели, скрипты, создается нормальная архитектура. И дополнить эту модель квантовой физикой для университета будет несложно, потому что она всё равно очень сильно пересекается со стандартной моделью. Надо будет добавить не так много контента, чтобы использовать проект и для университета. Просто мы начали с базовых знаний, которые подходят для школы, а потом для них нам будет гораздо проще дополнять контент и для тех же университетов.

Другой разговор, что мы пока не будем этого делать, потому что там придется работать в формате индивидуальной разработки, ведь в университетах важны не лекции, а семинары, лабораторные работы, практика. Мы туда не лезем, потому что в США более свободное образование, здесь нужно работать с конкретными учреждениями под их конкретные требования.

В любом случае, до этого нам еще несколько месяцев можно не волноваться, потому что сначала нам нужно заявить о себе, чтобы о нас узнали и так далее.

Дима: Вы знаете, как устроен процесс обучения в США, у вас есть опыт работы с американским образованием?

Александр: Наши консультанты так или иначе знакомы с процессом: кто-то преподавал, кто-то изучал методики, так что представление у них есть. Просто нам в ближайшие несколько месяцев это не нужно.

Дима: Когда выйдет твой продукт?

Александр: Я думаю, всё будет зависеть от того, сможем ли мы достичь каких-то дополнительных финансовых результатов с помощью инвесторов, с помощью денег от продаж наших услуг в B2B секторе. И от этого будем «плясать». В таком составе, как сейчас, нам потребуется еще 5-6 месяцев, чтобы доработать пару предметов, чтобы мы могли спокойно получать деньги за него.

Дима: Предметы составлены по программе какой-то страны?

Александр: Ну смотри: в геологии в любой стране изучают строение Земли, из чего она состоит. Это ни к какой стране не относится. К программе будут относиться тесты, дополнительные задания. Пока что мы делаем продукт без серьезных отличий для разных стран. Но как раз сейчас, в ближайшие месяц-два мы начнем дополнять его особенностями американской системы для того или иного предмета. Сейчас главное — разработать архитектуру.

Дима: Сколько человек работает над проектом и как давно?

Александр: Мы открылись весной и где-то в мае начали набирать народ. Сейчас нас пять разработчиков, и мы находимся, как говорится, в активном поиске. Просто эти пять человек не новички. Еще есть несколько стажеров, возможно, расширимся еще на несколько человек, а дальше это будет зависеть от финансовых влияний.

img_6437

Дима: Саша, большое спасибо за интервью!