Первый 5D-кинотеатр в Москве — наш. Интервью с JC Group

Компания JC Group с 1998 года работает с компьютерными технологиями в области автоматизации эфира, компьютерной графики и цифрового кино, а также с технологиями трехмерной визуализации реального времени, виртуальной реальности и индустриального дизайна. Нам удалось побеседовать с Евгением Ростовым — генеральным директором JC Group.

Дима: Добрый день. Евгений, как JC Group связана с дополненной и виртуальной реальностью? Как вы туда пришли?

3e6b604

Евгений Ростов

Евгений: Привет, Дима. JС в этом году исполняется 18 лет, и мы всегда работали с трехмерной графикой. Я начинал после Бауманского программистом, писал базы данных с графическими объектами, а потом появилась компания Joy Company. Собственно, JC — это производная от Joy Company, где руководителем был мой Бауманский преподаватель.

Сначала мы делали компьютерную графику, а потом начали продавать системы для компьютерной графики, так что на этом рынке мы достаточно давно.

В 1998 году наши пути разошлись, и вот мы с коллегами создали JC Group. И у нас было два направления – системы для телевидения и кино  и тренажерные комплексы для Авионики.

Компьютерная графика и тренажеры где-то рядом, более того, мы уже делали поставки для тренажеров, например, для КБ им. Бериева, которые делали самолет-амфибию Бе-200 для тушения пожаров.  Комплекс был с motion capture, с безумно дорогим VR шлемом. Это было где-то в 2001 году. Это было нечто, это было безумно дорого. Это был один из первых пилотных проектов, а потом пошло дальше, и для КБ Сухого делали, и для других заказчиков из «оборонки».

1

Дима: А что вы делали, может, Cave?

Евгений: Нет, Cave мы не делали, хотя в проекте это было. Есть прикладное программное обеспечение компании Presagis (ранее MultiGen|Paradigm), образно говоря – это игровой движок для военных. Такое специализированное ПО. У нас был эксклюзив на его поставку сюда, и мы на его базе строили комплексы. Это по сути конструктор, на котором делается «прикладуха». Вот мы и делали прикладное программное обеспечение по заказу различных оборонных предприятий, и давали реальное управление – джойстик, где-то педали и другие органы управления. В каких-то проектах это было в шлеме, где-то это были 3D стенды, и эти тренажерные комплексы можно было с полым правом назвать системами  виртуальной реальности.

Дима: Ого! Насколько я могу судить, вы первый претендент на звание самых старых в Москве.

Евгений: Да, не без этого. А потом у нас на стыке этих технологий, графики и тренажеров возникла компания, которая входит в состав JC Group – это 4D Cinema. Сейчас понятно, что есть 5D-кинотеатры и так далее. Но мы были первые, кто открыл первый 5D кинотеатр в Москве, в развлекательном центре «Самолет» на улице 1905 года в 2007 году. В России – не первые, нет, потому что первый был в Тюмени, кажется, но в Москве – первые.

Потом мы расширяли свою сеть, потом продавали кинотеатры, причем не только в России, но и за рубеж (в Тунисе или в Объединенные Арабские Эмираты, например). У нас была своя студия, которая делала фильмы под эти истории. Сейчас ее уже нет, к сожалению, мы работаем с «внешними» студиями.

Мы начали заниматься стерео еще в «доаватаровский период», то есть до выхода фильма «Аватар». Мы занимались съемками в стерео по различным заказам, занимались конверсией 2D в 3D. Тогда мы еще сидели на Авиамоторной, у нас в студии было под 20 человек. А в лучшие времена у нас в компании было 90 человек. Сейчас, конечно, значительно меньше, но это обоснованно. На смежные задачи мы привлекаем партнеров, чтобы не держать людей в штате.

И эта история была близка к виртуальной реальности. Сейчас у нас работает четыре зала – в Люберцах и в Балашихе, а еще в Тамбове и в Вологде. В 2011 году мы сделали ребрендинг, назвав их «Центр виртуальной реальности». Их немного, но они есть, и они действуют. Компания называлась  4D Cinema, а центры мы назвали, что называется, «с запасом» – потом мы поставили туда системы виртуальной реальности. Собственно, как только Oculus DK1 и DK2 появились, эти шлемы появились у нас в двух залах. Но они были еще не совсем готовы, фильмы были не «допилены».

2

Сейчас мы возвращаемся на этот рынок. Будет расширяться сеть, я скоро поеду смотреть пару новых площадок в «спальных» районах. В центре мы не хотим делать, потому что, во-первых, дорого, во-вторых –аудитория , там других развлечений ищет J . Хотя в дальнейшем – посмотрим.

Дима: То есть кое-кому уже можно начинать напрягаться. Вы, во-первых, самые старые на этом рынке, как я только что узнал, во-вторых, у вас еще такие планы по экспансии =)

Евгений: Планы есть, конечно. Но, пока “щупаем рынок и потенциального клиента». У нас в свое время было девять 5D залов, но пять пришлось закрыть, потому что стало нерентабельно.

Дима: Какая у вас квадратура залов?

Евгений: Наши залы — это платформа, это очки, это 5D кинотеатр. Сейчас везде стоят 7-местные платформы и экран где-то 3х4 метра. Квадратура небольшая – где-то от 25 до 30 метров квадратных.

Мы делали в свое время с партнерами и игровой клуб «Кубус» в спальном районе на Братиславской, но там мы недолго поучаствовали и вскоре вышли из этой истории по ряду причин.

Еще мы разрабатывали управляемые одноместные модули – с рулем, с подвижной системой. Это была собственная разработка, но пришлось её свернуть, хотя они продолжают работать в ряде мест. Только сначала они были со стерео-телевизорами, а сейчас их интегрировали с Oculus Rift.

3

Дима: Расскажите, почему вот сейчас, в 2016 году, вы решили вернуться?

Евгений: Тренд созрел. Тогда он был преждевременный и сыроватый, хотя в то время создали две компании. Вы будете смеяться, но у нас с партнерами есть ООО «Виртуальная реальность» с 2010 года и ООО «360» с 2011 года, но в какой-то момент их пришлось временно «законсервировать». В 2013 пошли кризисные явления, нас тогда и санкции коснулись по импортному программному обеспечению, поэтому в то время мы думали больше не о развитии, а о сохранении.

Сейчас ситуация полегче и получше. У нас пошла диверсификация, и, хотя опять не только  в сторону виртуальной реальности, но с ней много есть где точки пересечения. У нас, помимо телекомпаний и кинокомпаний, которые мы всегда оснащали, и оборонки, музеи стали много заказывать. Мы сейчас работаем с рядом музеев, в том числе и по дополненной реальности. Есть проект с Пушкинским музеем. Детали раскрывать не буду, но об этом можно будет говорить в середине ноября.

Сейчас мы вернулись на рынок в новой ипостаси. Нам интересно участие в выставочных проектах. Собственно, на Восточном экономическом форуме в сентябре  у нас было две инсталляции. В нашем любимом 5D кинотеатре на стенде Министерства природы мы показывали красоты Якутии и Дальнего Востока. Там мы использовали нашу платформу с 3D затворными стерео-очками.

А вторая инсталляция была на стенде «АЛРОСЫ» – там была виртуальная экскурсия по заводам и карьерам «АЛРОСЫ». И там как раз у нас был Oculus СV1 вместе с подвижной капсулой с креслом. Видео 360 очень хорошо для этого проекта сняла компания Planetpics , а мы все это интегрировали с Oculus Rift и платформой через Unity. Кстати, как оказалось, из известных нам специалистов задачу по «загрузке» в Unity видео 360 с разрешением 4К никто не решал. Меньшее разрешение – пожалуйста, 2К – пожалуйста, а 4К – нет.

Дима: А зачем 4К в Oculus Rift CV1?

Евгений: Потому что это видео 360. Чтобы было хорошее разрешение, чтобы картинка не «пикселила», разрешение должно быть как можно больше. Снимали-то ребята из Планетпикса вообще в 8К. У них был набор разных камер, в ряде съемок использовали коптеры.

8

В общем, всё откатали, всем все очень понравилось, сейчас повезем аналогичную систему на Крымский саммит недвижимости, теперь уже девелоперам покажем.

Так что нам это интересно, тем более, что мы уже работали с выставками и музеями. Наша первая активная работа с музеями – это Бородинская панорама лет 5-6 назад, мы делали им стереозал и контент для людей с ограниченными возможностями. Делали на первом этаже, так как в силу специфики помещения не у всех таких людей есть возможность к самой панораме на второй этаж попасть.

Дима: Евгений, возвращаясь к вопросу триумфального возвращения JC Group в 2016 году. Какую стратегию вы планируете?

Евгений: Я бы не назвал это “триумфальным»  возвращением. Это нормальная планомерная работа. За время моего бизнеса у меня были разные амбиции, были и очень большие. Вот у нас в 2012 году был оборот под полмиллиарда рублей, сейчас скромнее. Но сейчас мне уже не хочется, как в молодости, заработать «все деньги мира». Мне нравиться заниматься тем, что мне реально нравиться, что помимо заработка доставляет удовольствие. При этом, я уже не рвусь «завоевать всех и все», а предпочитаю спокойно «есть слона по частям», step by step. То, о чем мы говорим — одно из направлений B2B, интегрированная история по виртуальной реальности в том или ином ее виде на различных форумах, выставках и так далее.

Дима: У вас много конкурентов – Interactive Lab, Great Gonzo.

Евгений: И это отлично! Чем больше будет конкуренция, тем быстрее и разнообразнее будет развиваться рынок. Это еще не устоявшийся, молодой рынок, «голубой океан», где еще полно свободного места. У меня бизнес уже 18 лет, и поверьте – в некоторых других областях, которыми мы занимались, конкуренция была намного жестче. При этом, конечно, за это время какие-то связи наработались, к нам обращаются в первую очередь клиенты, которые нас знают или им нас порекомендовали. Я не думаю, что мы не будем делать обширную рекламу на весь рынок. Есть достаточно компаний, с которыми мы работаем и которые предпочитают работать с нами.

Дима: Евгений, вот вы – старая школа. Вы, Vizerra, EligoVision – это первый дивизион, для вас виртуальная и дополненная реальность – это просто инструменты, которыми вы решаете свои задачи. Пройдет время, и вы будете решать задачи теми инструментами, которые будут потом. Но есть же новые школы, молодые, те ребята, которые недавно закончили университет. И они приходят сюда и делают современные вещи, скажем так. Платформы с DK1 – это круто, но есть намного более современные кейсы. Вот вы как планируете конкурировать с ними?

Евгений: Вот смотрите. Есть бизнес-составляющая, она одна. У нас сейчас VR – это небольшая часть. Но в данном случае она мне, как учредителю, интересна, как и когда-то стерео, которое было моим хобби, а потом превратилось в некий бизнес. Если мы говорим о бизнес-составляющей, то здесь мы чувствуем в себе силы и готовы делать, например, выставочные истории для B2B. Есть куча дружественных студий, которые параллельно являются нашими клиентами и готовы делать контент под эти истории, в том числе и 360, и графику. Мы работаем, например, и с планетариями. Возможно, это не VR, но сделать качественную сферическую картинку для планетария дорогого стоит.

6

Это одна история, причем я могу сказать, что мы ищем молодые таланты. Собственно, я сам еще вроде не старый в свои 45 лет, с достаточным жизненным и бизнес-багажом, и это помогает объединить некие новые проекты с реальным опытом ведения бизнеса, потому что это тоже важно.

Это одна часть вопроса. Вторая – B2C. Вот наши «Центры виртуальной реальности», они работают в виде 5D-кинотеатров. Сейчас мы их будем развивать и расширять, поскольку пришли недорогие технологии, которые рентабельно теперь использовать в Consumer Market. Раньше были более-менее приличные VR-шлемы, цена которых начиналась от $15,000, а дорогие, помню, «зашкаливали» за $100K (они, впрочем, и сейчас есть, но работают для совершенно других приложений). Понятно, что в игровые клубы никто такой шлем не поставит. Сейчас, с появлением Oculus, HTC Vive, PlayStation VR которые уже можно использовать под тем брендом, который мы создали еще пять лет назад, и подтянуть, извините за тавтологию, реальную виртуальную реальность.

И это будет продолжать работать в рамках одного направления бизнеса. А еще есть третья история, она долгосрочная. Ваш покорный слуга входит в рабочую группу НТИ MediaNet Агентства Стратегических Инициатив —  и там есть ряд проектов, которые рассчитаны на долгосрочную перспективу. Вообще, у НТИ текущий «горизонт» – это 2035й год, и там уже совершенно другие технологические направления будут развиваться, о некоторых мы еще сейчас может и не догадываемся, но при этом должны постараться спрогнозировать. Работы там – «непочатый край»

Дима: Если говорить о долгосрочной перспективе, то что можно ожидать до конца 2016 и в 2017 году от направлений B2B и B2C?

Евгений: Я недавно где-то прочитал результаты опроса, по которым 4 из 10 человек в возрасте до 40 лет планируют в ближайшие два года «обзавестись» системой VR для «домашнего пользования» Это огромный рынок! Но он еще в «эмбриональном» состоянии. Тем интереснее участвовать в его развитии. При этом для меня — это еще важная возможность попасть с виртуальной реальностью в «смежные», родные мне области, например, на профильной для нас выставке NatExpo в ноябре, показать, тем, кто не ездит на западные выставки, куда может двигаться этот мир.

7

Дима: Есть компании NextVR и им подобные, которые занимаются стримингом разных событий в 360. Например, спортсмен бежит, и его подсвечивают, показывают статистику по нему и так далее. Как думаете, когда такого рода видео придет к нам, станет широким и публичным?

Евгений: Live-stream в 360 у нас уже делается, например, Prosense. Были стримы шахматного турнира из Нью-Йорка. У нас есть заказы, правда, не спортивные, а для fashion-мероприятий, мы над этим думаем, как правильно это сделать. В интернете это уже есть. Что касается телевидения, даже на последней встрече в Московской школе кино канал Авто24 рассказал, что планирует активно развивать стриминг 360. RT360 тоже активно развивает это направление.

Сейчас идет гонка ТВ разрешений, но вот я лично уже не различаю, когда смотрю 4К и 8К. Сейчас 4К довнедряют, а там будут смотреть, куда двигаться дальше. На самом деле, еще 3-4 года и появится. Сейчас технологии развиваются очень быстро.

Дима: В общем, с B2B более-менее понятно, а в B2C планируете ли вы сделать из текущего вида с приходом PSVR делать более классические американо-канадские клубы, с персональным VR-опытом?

Евгений: Мы смотрим в эту сторону, это интересно. Здесь мы ищем партнеров, потому что сами не можем полностью профинансировать такую историю. Есть люди, с которыми я разговаривал, они тоже пока размышляют о целесообразности инвестиций. Если будут ресурсы, то, несомненно, туда двинемся. Проект проработан, есть желание и понимание, но необходимо дополнительное финансирование.

Дима: В какую сторону будет развиваться VR в России, на ваш взгляд?

Евгений: Технологии – это здорово, но контента катастрофически мало, а качественного контента еще меньше. Есть контент, который даже отталкивает своей некачественной картинкой. Сейчас и «монстры» смотрят в эту сторону, но есть шанс и у маленьких компаний, которые могут делать качественный контент под заказ. Я сам все-таки технарь, я иду от технологий, поэтому мы работаем с дружественными студиями, и здесь я вижу большую перспективу.

Виртуальную реальность уже можно посмотреть на своем смартфоне. По данным одного агентства, 50% уже имеющихся гаджетов готовы к показу, а через 3-4 года технология будет повсеместной. Всё это будет развиваться. Хотя есть определенные сложности, как и со стерео – не все готовы надевать очки, не все готовы надеть шлем. У кого-то есть проблемы с вестибулярным аппаратом — по статистике, таких людей 10-15%. Возможно, это не будет таким массовым явлением.

Улучшение контента содержит и плюсы, и минусы: мы можем столкнуться с тем, что через 5-10 лет наши дети оттуда вылезать не будут, и это на самом деле нехорошо, потому что заменять реальный мир виртуальным не совсем правильно, с моей точки зрения. С другой стороны, от развития технологий никуда не деться. Тут есть целые огромные пласты от социальных сетей в VR, собственно, Facebook туда тоже смотрит.

5

Дима: Что думаете по поводу перспектив развития дополненной реальности? Meta, Magic Leap, HoloLens и так далее?

Евгений: За последнее время мое мнение поменялось. Я сначала не очень верил в дополненную реальность. У нас тоже были опыты в этом направлении, в том числе проекты с правительством Москвы, но как-то они были…  немножко «косячные», будем называть вещи своими именами. Провалы у нас тоже были. Но сейчас дополненная и смешанная реальность все активнее начинают использоваться и у них большое и интересное будущее. Пока в большом масштабе «выстреливают» немногие проекты, типа  тех же «Покемонов», но это только пока.

Дима: Мы же с вами, как технари, понимаем, что дополненная реальность в «Покемонах» — это примитивная и старая.

Евгений: Да, но при этом, смотрите, как выстрелила. Понятно, что она через некоторое время сошла на нет, но свой миллиард заработала.

Возвращаясь к нашим 5Dкинотеатрам. У нас в 10-11 годах продажи кинотеатров были самым прибыльным бизнесом. Потом появилось большое количество последователей, которые их упростили, появились некачественные залы. Но основные сливки сняли мы. Продав около сотни кинотеатров, мы все равно заработали больше, чем последователи, которые продали 300 или больше. Так и здесь: надо найти эту нишу, но только надо понимать, что ее сменит следующая и так далее и так далее.

Надо искать эти голубые океаны, там, где еще никто не был.

Дима: И все-таки, дополненная реальность?

Евгений: Это интересно. Сейчас у нас с HoloLens есть ряд потенциальных проектов, а как взлетит, я пока не могу сказать. У нас не было полноценных экспериментов, надо просто пробовать. Не готов сказать, что 100% того стоит, но мы работаем и проводим эксперименты.

Дима: Евгений, большое спасибо за интервью!