Изобретатель Oculus Rift Лаки Палмер покидает Oculus

Лаки Палмер, один из основателей компании Oculus и изобретатель первого шлема виртуальной реальности Oculus Rift, покидает свою компанию, сейчас являющуюся подразделением корпорации Facebook.

Чтобы оставаться в курсе новостей о виртуальной реальности, подписывайтесь на наш Telegram!

В интервью с журналистами интернет-портала Upload VR Лаки сообщил о том, что эта неделя станет последней для него в родной компании.

«Палмера будет очень не хватать. Его наследие простирается намного дальше даже самой Oculus. Его дух настоящего изобретателя совершил современную революцию в виртуальной реальности и помог построить целую индустрию. Мы благодарны за всё, что он сделал для Oculus в частности и для виртуальной реальности в целом, и мы желаем ему только самого лучшего».

Лаки инициировал краудфандинговую кампанию на платформе Kickstarter, которая смогла собрать рекордные $2,4 миллиона. Эти средства позволили создать компанию Oculus, а затем – выпустить два набора со шлемами виртуальной реальности для разработчиков: Oculus Rift DK1 (вышел в марте 2013 года) и затем Oculus Rift DK2 (появился в июле 2014 года).

Эти устройства позволили потенциальным разработчикам создать первые игры для виртуальной реальности, а также прочий интересный контент, который помогал популяризировать индустрию и саму компанию. И оба эти устройства является прямым результатом усилий Лаки Палмера – и они стали настоящим прорывом в индустрии, заложив её основы.

Напомним, что это же позволило Oculus стать частью Facebook в марте 2014 года, когда компания была приобретена корпорацией за $3 миллиарда. Это событие стало кульминационным в истории развития компании. Оно также позволило добиться выпуска на широкий потребительский рынок официальной версии шлема виртуальной реальности Oculus Rift. Впервые устройство было запущено для продажи в марте прошлого года. По оценкам журнала Forbes, чистая прибыль Палмера Лаки в результате реализации всех устройств за всё время работы компании составляет по меньшей мере $700 миллионов.

Однако после того, как компания стала принадлежать Facebook, Лаки занял некую неопределённую позицию в Oculus. Он будто превратился во фронтмена некоего проекта, часто экстравагантного, вальяжного, развязного. Известно также, что он даже не принимал участие в разработке контроллера Oculus Touch и не сотрудничал с командой разработчиков устройства. Тогда как запуск контроллера был очень важной частью запуска всего комплекта устройств для виртуальной реальности от Oculus и имел огромное значение.

В сентябре 2016 года Лаки перестал исполнять даже роль некоего Тони Старка, исчезнув со всех радаров. Он был замешен в политическом скандале, связанным с пропагандой в рамках предвыборной кампании президента США Дональда Трампа. Многие пользователи и фанаты индустрии не поняли поступков Лаки, из-за чего ему пришлось извиняться и прекратить всю социальную активность.

Это было очень важным моментом в биографии самого Лаки, потому как прежде он регулярно вступал в диалог с пользователями в сети, с потребителями во всех социальных сетях, регулярно пользовался Twitter.

В декабре 2016 года стало известно о том, что позицию генерального директора компании покидает Брендан Айриб, после чего появились слухи о том, что эту вакансию могут предложить Лаки. Однако слухи не подтвердились, и позиция оказалась занята человеком со стороны. Тогда же появилось всё больше вопросов без ответов по поводу того, чем же занимается в компании Лаки, какое его официальное занятие и где он занят, в каких проектах участвует.

Окончательно дела у Лаки расстроились после вердикта судебного разбирательства ZeniMax против Facebook/Oculus. Oculus была оправдана в главном обвинении, однако сам Лаки вместе с Айрибом были признаны виновными в нарушении соглашения о неразглашении информации. Это повлекло за собой компенсацию в размере $500 миллионов.

Можно сказать, что после запуска Oculus Rift в марте 2016 года Лаки практически перестал делать что-либо в компании, отойдя в сторону. Его будущее оставалось туманным, и теперь тем более непонятно, чем он намерен заниматься далее. В любом случае, 24-летний почти-миллиардер вряд ли сможет не найти себе занятие со своим опытом работы.