Инвестиции в развитие Hardware-проектов VR и не только. Интервью с компанией DI-Group

Абсолютно любая технология требует финансы и выстроенных процессов для своего развития. Именно поэтому компании и стартапы обращаются к фондам и акселераторам для того, чтобы проекты могли развиваться и выходить на мировой рынок.

Дмитрий Стародубцев, один из сооснователей DI-Group, рассказал редакции VRGeek о ключевых моментах в развитии hardware-проектов, а также о том, почему компания DI-Group заключила партнерские отношения с ФРИИ.

Дмитрий (VRGeek): На этот раз предлагаю начать с каверзных вопросов. Зачем вам ФРИИ? Ведь вы сами по себе являетесь отличным hardware-акселератором со своей историей и проинвестированными проектами. Зачем вам тогда ФРИИ?

Дмитрий Стародубцев, один из сооснователей DI-Group.

Дмитрий: Мы в основном развивали нашу историю за рубежом. Первый акселератор мы создали в Сингапуре, и он был ориентирован на Азию и США. Кстати, он до сих пор является самым успешным акселератором, который нам удалось запустить. Но так как многие разработки у нас идут в России, мы решили заключить партнерские отношения с ключевыми игроками, которые аккумулируют вокруг себя стартапы. В стране из таких крупных игроков есть Сколково и ФРИИ. Со Сколково акселератор мы уже организовывали, теперь хотим запустить совместный с ФРИИ. Таким образом мы полностью проработаем тему и поймем, можно ли в России выстраивать системное сотрудничество с институтами.

Дмитрий (VRGeek): Фактически у вас не было какой-либо особенной цели в рамках этого сотрудничества? По сути, это называется: “Все так делают, но мы не знаем, зачем они нам”.

Дмитрий: На самом деле, не так много народа делает что-то совместно с ФРИИ или Сколково. Мы уже давно запартнерились с ФПИ и РВК. И нашли способы, как с ними взаимодействовать, хотя многие считают, что они все делают абсолютно неправильно.

Мы считаем, что в любом партнерстве есть позитивная сторона. По ФРИИ я пока ничего не могу сказать, мы только начали работу, но очень надеюсь, что конструктив найдем.

Дмитрий (VRGeek): Расскажите, почему вы пришли искать hardware-стартапы в Россию? Ведь с точки зрения бизнеса Россия не очень хорошая точка для этих целей: финансовые, логистические и законодательные трудности. Все эти факторы не позволяют назвать Россию хорошим местом для hardware-стартапов, так почему же вы приняли это решение?

Дмитрий: Мы давно поняли, что найти в России стартапы, которые понимают свой продукт, сложно. Их очень мало. Мы как компания, которая занимается ручным управлением проектами, ищем здесь перспективные разработки и таланты, из которых за рубежом — при правильном позиционировании — можно сделать интересные бизнес-истории.

Поэтому, можно сказать, что стартапы мы не ищем. Хотя если стартап достиг чего-то в России, в Кремниевой долине его оценка взлетит похлеще, чем у любого другого. У нас такая модель акселерации: мы берем сырые проекты с адекватной командой и работаем с ними более плотно, чем принято. Конечный рынок для нас в любом случае не Россия. Поэтому мы ищем проекты на более ранних стадиях и помогаем им быстро вырасти на зарубежном рынке. С нашей помощью они просто создают собственную историю чуть быстрее.

Дмитрий (VRGeek): То есть вы просто берете таланты из России, которые не смогут тут быстро развиться, и делаете их счастливыми за рубежом?

Дмитрий: Не совсем. Как пример могу привести проект CreoPop, чья история выглядит совсем иначе.

Дмитрий (VRGeek): Они были богаты, и вы их обанкротили? 🙂

Дмитрий: Нет, немного не так. Компания большинство своих налогов, как ни странно, платит в России, хотя штаб-квартира находится в Сингапуре. Основной персонал, 80% людей, работает в России. Производство основного продукта компании — фотополимерных чернил — налажено в России, в городе Томске. И это никак нам не мешает продавать конечный продукт на полках Best Buy, Walmart, Target и других топовых ритейлеров. Вопрос в том, как организовывать все быстро.

Мы используем российские разработки, чтобы оставить в стране чуть больше денег. И хотелось бы, чтобы партнерства, которые мы заключаем, сделали этот процесс более системным.

Дмитрий (VRGeek): Насколько ваша экспертиза (Азия, Европа) применима в России? Насколько эта модель может быть актуальна с нашими часовыми поясами, географией, менталитетом и т.д.?

Дмитрий: Вопрос в том, где применять. Россия — это 2% мировой экономики. В hi-tech индустрии ее доля еще меньше. Поэтому мало смысла ориентировать продукты только на российский рынок. А вот организовать производство в России и реализовать продукт по всему миру — другое дело. Нужно масштабировать создание новых продуктов на базе наших разработок — такие проекты должны появляться!

При этом разработчикам совсем не обязательно переезжать за рубеж. Некоторые, например, просто не хотят жить или вести научную работу в Долине, им комфортнее находиться там, где они родились.

Дмитрий (VRGeek): Когда вы решили открыть с ФРИИ hardware-акселератор в России, опыт, полученный в Европе и Азии, был релевантен?

Дмитрий: На самом деле знания и компетенции, нужные в России, сильно отличаются от тех, которые мы получили на европейском и азиатском рынках. Тут совершенно другая культура ведения бизнеса. Если в Сингапуре открыть компанию займет 2 часа, то в России так не сделаешь.

Партнерство нам интересно, потому что такие структуры, как ФРИИ, лучше знают особенности рынка. Кроме того, они активно пытаются изменить законодательство — внести поправки. Мало у кого это получается — хотя бы потому, что не хватает рычага. ФРИИ это могут.

Возвращаясь к теме о применимости нашего опыта: чтобы можно было растить бизнес в российских реалиях так же, как это происходит в Европе и Азии, понадобятся годы. И если не будет организаций подобных ФРИИ, то и изменений, скорее всего, тоже не будет. Модель ведения бизнеса в России не отличается, но барьеров больше. В Сингапуре и США, например, больше прозрачности. Ты точно знаешь, какой путь пройдешь и какой результат получишь. В России же все малопредсказуемо.

Дмитрий (VRGeek): Рассматривали ли вы, помимо hardware, варианты развития software-проектов в России?

Дмитрий: Да, несомненно, Россия сильна разработчиками — особенно в IT. Но конкуренция у софтовых акселераторов гораздо выше. Надо понимать, какая компетенция позволит нам достигнуть действительно серьезных результатов. Мы сильны в железе. Плюс индустрия hardwarе сейчас начала активно развиваться, а “железных” акселераторов по всему миру крайне мало.

Можно сказать, что отдельно софт нам не интересен. При этом он существует во всех проектах, которыми мы занимаемся — ведь железо без софта, зачастую очень сложного, в принципе существовать не может. Это и есть суть IoT, “умных” устройств.

Прозрачное позиционирование — наше преимущество. Когда к нам приходят ребята и спрашивают, почему они должны работать именно с нами, мы даем четкий и ясный ответ: из-за огромного багажа опыта в hardware и IoT. Но эти знания не применимы ко всему софту — есть команды, у которых опыт работы именно в IT гораздо больше.

Дмитрий (VRGeek): Когда мы говорим о виртуальной реальности, то возникает проблема “курицы и яйца”. Одни не хотят делать софт из-за отсутствия большого количество железа, другие не хотят делать железо из-за отсутствия контента. Чем вы руководствовались, когда выбирали в качестве направления виртуальную реальность, и почему вы сделали это именно сейчас?

Дмитрий: Есть такой простой подход: оценить перспективу рынка. Мы ищем тренды, которые изменят рынок. В том числе с помощью партнеров — крупных фондов, сфокусированных на поиске новых ниш. Например, строительная индустрия сменится технологией 3D-печати. И мы тоже туда идем.

Есть и другой подход: когда возникает желание зайти в индустрию чисто технологически, исходя из своих наработок. Это тот случай, когда мы инвестировали в Hapto, контроллер виртуальной реальности, потому что ребята действительно хорошо работают. Мы понимали, что команда нас не подведет и выдаст работающий продукт.

Дмитрий (VRGeek): Следуя вашей первой логике, вы должны сейчас инвестировать в blockchain-компании. Ведь этот тренд очевиден. Вы туда пошли?

Дмитрий: Тут как в казино: когда все получается — глаза загораются, и ты теряешь над собой контроль. Можно идти куда угодно, но обязательно нужен фокус. VR — это железо, а сенсорами нам просто нравится заниматься.

Дмитрий (VRGeek): То есть любой проект, который обладает hardware-составляющей может идти к вам?

Дмитрий: Опять же приведу в пример Hapto. Изначально команда разрабатывала технологию для людей с ДЦП, но мы им подкинули идею с VR. То есть в ходе работы мы придумали еще один кейс, как использовать технологию.

Многие приходят к нам с банальными проектами, которые просто невозможно “прокачать”. А если нет развития, то нам это не интересно.

Дмитрий (VRGeek): Какие у вас планы на виртуальную и дополненную реальность?

Дмитрий: Конкретных планов на виртуальную и дополненную реальность нет. Все зависит от того, какие проекты к нам попадут. На мой взгляд, это направление довольно интересно. Думаю, что 1-2 проекта все-таки появятся к концу года.

Дмитрий (VRGeek): Расскажите, что вы хотите от проектов, какие деньги инвестируете, какие кейсы рассматриваете, в чем помогаете? Почему вы лучшие?

Дмитрий: Мы смотрим на те проекты, у которых уже есть работающий прототип: когда есть что показать. Объем инвестиций в российские разработки от нас — до 15 миллионов рублей.

Коротко расскажу про модель. Мы растим проекты до определенной стадии, используя инвестиционные ресурсы и экспертизу — как свои, так и партнеров. На следующем этапе наши партнерские фонды вкладывают в проект полмиллиона и выше. В среднем мы говорим об инвестициях до 1.5 миллиона. Вторая стадия — инвестиции от 3 до 5 миллионов в проект. При этом обычно структурирование уже происходит в Азии или США — в зависимости от того, какой рынок выбран и где локализована команда. Это информация по объемам инвестирования.

Если говорить о направлениях, то нам интересны проекты, связанные с 3D-печатью. За последние 2-3 года мы накопили неплохую экспертизу в этой области — особенно по теме индустриальной 3D-печати.

Также нам интересна технология сенсоров как OEM-ные, платформенные решения. Чисто консьюмерское направление для нас второстепенно — за этим можно и на Kickstarter.

VR тоже есть в наших планах, но зависит от кейсов: есть ли у них понятная модель монетизации.

Дмитрий (VRGeek): Какова ваша роль в сотрудничестве с ФРИИ? Будете ли вы занимать там проактивную позицию?

Дмитрий: Внутри компании мы работаем по модели venture builders — фабрики или конвейера стартапов. Этот опыт мы и собираемся использовать: вместе с ФРИИ отберем проекты и поэтапно пройдем с ними весь путь: доведем от прототипа до работающего продукта, выведем на рынок. Это эксперимент что для нас, что для ФРИИ, и выводы хотелось бы делать по результатам. Не сомневаюсь, что они будут. Для проектов участвовать в таком акселераторе — однозначно шикарная возможность!

Дмитрий (VRGeek): Редакция VRGeek благодарит вас за уделенное время. Надеемся, что ваше партнерство с ФРИИ будет плодотворным, а проекты интересными.