Видеоигры исчерпали тему Второй мировой войны, но не VR

Call of Duty вернётся к своим истокам. По крайней мере, так нам говорят разработчики. Тема следующего воплощения франшизы от Activision действительно будет восходить к тому, с чего всё начиналось, возвращая вас к солдату, который попал под обстрел на самых известных и кровопролитных полях сражения времён Второй мировой войны. Тем не менее, это всё пока лишь общения, и мы с нетерпением ждём перезапуска франшизы – кстати, уже довольно долгое время. Однако зачем?

Чтобы оставаться в курсе новостей о виртуальной реальности, подписывайтесь на наш Telegram!

Ведь это правда, что прошло достаточно приличное время с тех пор, как мы вновь пережили день высадки американских войск в Нормандии (так называемый «День Д») в роли солдата-одиночки, но это не меняет того факта, что мы уже были там. И даже спустя целое десятилетие трудно представить, чтобы какой-нибудь поклонник шутеров не пробовал Medal of Honor: Frontline от EA. И пусть новая часть Call of Duty: WW2 будет игрой для ностальгии, для напоминания, мы не можем не сказать без грусти, что всё это мы уже видели ранее.

Нам уже начинает казаться, что привычные компьютерные видеоигры уже всё сказали о Второй мировой войне и им больше нечем удивить нас. Ведь никто не стал бы жаловаться, что EA вернёт нас в полях сражений в Battlefield вновь в конфликт Первой мировой войны, как это было в Battlefield 1.

И пусть видеоигры действительно уже вряд ли удивят нас тематикой Второй мировой войны. Но вот игры в виртуальной реальности ещё вполне способны на это.

Конечно, можно легко признаться, что это действительно сложная тема. Гейминг с тематикой любого исторического, массового конфликта – особенно такого недавнего и такого острого, болезненного – на традиционном экране – это одно, а в виртуальной реальности это станет совсем другим. Действительно ли это хорошая идея – достоверно воссоздать такую ужасающую сцену, как момент высадки в Нормандии, при помощи технологий, которые заставит вас почувствовать себя там среди ужасов войны, настоящей мясорубки на самом деле? Более того, является ли это морально правильным – попробовать такой опыт и ещё и найти удовольствие в такой ситуации, которая будет заставлять игроков возвращаться в игру ещё и ещё?

Может быть, и нет, но если предположить, что виртуальная реальность на это уже действительно способна, это было бы «продано» и реализовано уже в самый короткий срок

Во-первых, ценность такого опыта в плане военного, истерического образования была бы неоценима, особенно когда это может быть реализовано так, что время будет стёрто, а виртуальность будет выглядеть не как выдумка, а как реальность. Ведь мы не должны допустить, чтобы что-то мешало нам сохранить как можно больше о Второй мировой войне для будущих поколений. Им нужно будет понять значение конфликта и жертвы так же хорошо, как мы это понимаем сейчас, и виртуальная реальность предоставляет наилучшую возможность помочь им сделать это в будущем.

В то же время мы должны быть очень осторожны с тем, как мы это сделаем. Баланс ответственности между подлинностью и гиперреализмом – это линия, которая будет трудно удерживаться, и, несомненно, яростно обсуждаться. Виртуальная реальность уже помогает лечить пациентов с посттравматическим синдромом, но кто может сказать, что по мере развития технологии это может не вызывать новых проблем? Виртуальный опыт со своей подлинностью может подарить обычному человеку такие воспоминания, которые он может в ужасе воспроизводить у себя внутри до конца жизни.

Возможно, ответ на проблему заключается не в том, чтобы создать реалистичный симулятор от первого лица (хотя многие сказали бы, что от этого ещё многое дополнительно можно выиграть), а в том, чтобы создать документальный фильм от третьего лица для виртуальной реальности. Диорама в виртуальной реальности полей битв в рамках повествования может быть чрезвычайно захватывающей, позволяющей выделять несколько аспектов битвы, которые вы не смогли бы видеть от первого лица.

Кроме того, есть стороны конфликта во Второй мировой войне, которые виртуальная реальность может захватить, не встряхивая нас до глубины души. Например, жизнь за линий фронта вне тыла, трудности управления тяжёлой техникой, жизнь беженцев, обычных людей на оккупированной территории. Возможно, воссоздать это – лучший способ использовать виртуальную реальность для того, чтобы нарисовать картину войны.