Чего стоит карьера в мире инновационных технологий? Интервью с Ольгой Левицкой

Новейшие технологии – это способ эволюции человечества. Они способны переносить нас в другие миры, позволяют с легкостью обучаться новым навыкам и даже лечат психическое состояние человека. Однако, что вы скажете на то, что уже сейчас существует костюм, способный накачать ваше тело без каких-либо усилий и даже обучить определенным навыкам, вроде игры на виолончели?

Вероятно, вы скажете, что такого устройства просто не существует. Вынуждены вас разочаровать, такой девайс уже существует. И его создатель, Ольга Левицкая, глава компании Cyber Myonics, рассказала нашему изданию о том, как был создан проект и чего это ей стоило.

 

Наталия: Добрый день, Ольга! Очень приятно с вами познакомиться 🙂 Как уже привыкли наши читатели, давайте “начнем сначала”. Представьтесь нашим читателям и расскажите нам о вашей миссии в мире новейших технологий!

Левицкая Ольга – нейробиолог, изобретатель, контрабасист, русалочка, и даже косплеер, крафтер, модель.

Ольга: Взаимно) Я Левицкая Ольга – нейробиолог, изобретатель, контрабасист, русалочка, и даже косплеер, крафтер, модель. Список моих ипостасей постоянно пополняется. Потому что в основе всего я биолог и киборг.

Миссия… Да нет такого, пожалуй. Моё научно-техническое творчество амбивалентно. С одной стороны, я не могу смириться с привычным распорядком жизни. С тем, что люди стареют и умирают. С тем, что на воспитание детей уходит большая часть самой продуктивной личной жизни, с повсеместной агрессией, обусловленной переизбытком информации и неспособностью её усвоить. Жизнь может быть другой. Она и была. Гораздо хуже, чем сейчас. С жуткими эпидемиями, грязью, кровопролитными войнами… В прошлое это ушло благодаря усилиям учёных, положивших на это жизни. Не то, чтобы я прямо хотела положить жизнь, но так случилось, что уже положила. И пусть мои мотивы звучат наивно, я знаю точно, что если над чем-то усердно трудиться, делая то, что можешь, то пройдёт не так много времени, как ты осознаешь, что уже создаёшь то, что когда-то казалось невозможным.

 

Наталия: Как началась история вашего проекта? Как вы вообще пришли к такой необычной идее?

Ольга: Не могу сказать, чтобы именно идея костюма – экзонервной системы – была прямо такой уж необычной. Писатели фантасты описали её вдоль и поперёк (некоторые даже очень правдоподобно, см. Лабиринт отражений Лукяненко). И даже моя «Эврика!» случилась в больнице, в которую попала, когда, вырезая скульптуру, случайно рассекла нерв на руке, при просмотре аниме «To Aru Kagaku No Railgun», где скованная нейропаралитическим ядом девочка встала и пошла защищать то, что ей дорого, используя возможность повелевать электрическим током.

Только идея без реализации ничего не стоит. В ИМБП трудятся над созданием подобного для профилактики микрогравитационных нарушений вот уже добрых 3 десятка лет. В медицине функциональную электростимуляцию используют для очень многих вещей – от восстановительного массажа до обезболивания. И даже есть пара коллективов, которые тоже занимаются применением электростимуляции для имитации виртуальных ощущений. Но моя реализация, в которую я вложила всё, что было и что могло бы быть, была изначально ориентирована на лечение моторных нарушений и на преодоление конструктивных несовершенств человеческого организма, из-за которых так тяжело и долго людям даётся владение языком чувств – музыкой.

Наталия: Вы, хрупкая девушка, смогли удержать на своих плечах целую компанию, занимающуюся созданием кибернетического костюма?

Ольга: Честно говоря, не смогла. Я никогда не была такой маленькой как сейчас. Прекрасные книжные миры знаний и чудеса микромира заняли моё детство и привили такие качества, как вдумчивость и усидчивость. Достижения в науке (школьной и студенческой) однако оставляли меня аутсайдером как в пространстве школьного спортзала, так и в общении со сверстниками. Я никогда не думала, что буду руководителем и уж тем более медиа-личностью.

Привычка надеяться только на свои силы, очень быстро учиться и повышать индивидуальный скил оказалась смертельной в условиях отмирающих из-за деиннервации тканей и мне пришлось на время забыть свою социофобию и мобилизоваться для выполнения административных обязанностей, изучив и их. Экспертизу в этой области помог получить грантовый конкурс Иннопрактики «Эврика». Далось мне это очень тяжело. Буквально стоило жизни. И я сама стала очень тяжелой, чтобы переживать этот стресс. Сейчас я с ужасом вспоминаю как теряла сознание от боли в руке и судорог в районе живота, возникающих от необходимости разговаривать с привлекаемыми в проект людьми и как уже пересчитывая последние монетки приобреталась шоколадка для создания после переговоров положительного вегетативного подкрепления.

Наталия: Как же в таких напряженных условиях вы все же смогли справиться с созданием такого важного устройства – как киберкостюм?

Электрофизиология стала моей самой любимой областью физиологии, умелая рука сделала умелой и вторую, повреждённую. Моими усилиями и усилиями тех, кого удалось заразить энтузиазмом и на кого хватило накопленных средств. Полгода разработок – и готов прототип. Рука ожила и заиграла. Но моя семья развалилась, деньги кончились. Останавливаться на достигнутом стало нецелесообразно. Я продолжила исследования.

Сейчас Киберкостюмы уже готовы к серийному производству. Приносят пользу и другим людям. Одно осталось неизменным – я по-прежнему многое делаю сама, над каждым исследуемым работаю лично, так как куда быстрее обучить нейронную сеть, чем передать другому человеку выдрессированные болью и огромной мотивацией знания и опыт. А созданная при помощи киберкостюма стройная фигура, сильное тело и ещё более умелые руки помогают мне поддерживать в своей компании «дух науки». Я имею ввиду цитату Пирогова: «Там, где царит дух науки творится великое и малыми средствами».

Наталия: Не так давно на вашей стене в социальной сети ВКонтакте можно было увидеть весьма провокационный пост на тему того, как тяжело пробиться хрупкой девушке в мир бизнеса и инвестиций. Он произвел небывалый фурор. Скажите, чем было вызвано такое откровение?

Запись была позже удалена.

Ольга: Физическое состояние нашего тела напрямую связанно с нашей деятельностью. Я, эдакая женщина – колонна, выносила на своих плечах всю пакость и относилась ко всему не смотря на холерический темперамент сверхспокойно. Сейчас, когда поддержание красивой внешности как средства социальной гигиены стало частью моих рабочих обязанностей и частью исследования, мне сложно поддерживать эмоциональный фон в стабильном состоянии. Я срываюсь, дерусь, плачу от грустной музыки, не прощаю тупости. Но по-прежнему приходится выполнять и функции руководителя и основного исполнителя.

И порою очень бесит, что ты и работаешь и ещё за это же и платишь другим людям, а сам себе нет (функции фаундрайзинга тоже лежат на мне). Материалы и компоненты не из дешевых. Себестоимость пока высокая и почти вся стоимость продаваемых киберкостюмов уходит на изготовление, не считая при этом моего личного труда, которого довольно много. А ещё что особенно обидно, так как Киберкостюм вещь дорогая и эффективная – его могут позволить себе взрослые и успешные люди. С такими я работаю много и из раза в раз вижу, что те, для кого они стараются, это их девушки, которых они обеспечивают и дают им возможность заниматься своими любимыми делами.

У меня такого никогда не было. В своей семье я была добытчиком а сейчас и вовсе одна и никто не спешит обо мне заботиться. В грантовом телешоу, где я пыталась добыть ещё средств чтобы не оплачивать одному из инженеров (второму и крайнему после бывшего мужа половому партнёру) работу натурой, надо мной ещё больше поиздевались и надругались в эфире, придумав для эффектности такой дурацкий поворот сюжета.

Наталия: Какая же неоправданная жестокость в ваш адрес, Ольга! Но почему вы все же решили сделать столь публичное заявление? Что-то спровоцировало вас именно на запись в социальной сети ВКонтакте?

Ольга: Да просто устала. Публика – она меня и любит и содержит. Вот уже почти год я живу на небольшую социальную поддержку тех, кто следит за моим трудом и разделяет мои идеи в видении картины будущего. С кем, как не с публикой мне поделиться горечью, с кем посоветоваться, если у меня нет ни друзей, ни личной жизни, только сотрудники? Поддержка даёт мне сил на каждый новый шаг. На еду, на поездки, на новые электроды или электронику. 4 месяца работы на это шоу, обошедшиеся мне очень дорого, завершившиеся такой оплеухой ранили меня очень сильно. И собственно публика, отозвавшаяся в мой адрес добротой и поддержкой дала мне сил встать, вытереть слёзы и пойти дальше. И я иду.

Наталия: Потрясающая сила воли. Но давайте вернемся к вопросу о вашем проекте. Есть ли какая-то статистика, которая подтверждает эффективность вашего костюма?

Ольга: Есть такая цитата Лоуренса Питера: «Факты — упрямая вещь, но статистика гораздо сговорчивее». Собственно, встречный вопрос – эффективность в чём? Можно ли похудеть и подкачаться, занимаясь своими повседневными делами – можно. Так сделали 3 из 4-х человек.

Можно ли касаться виртуальных объектов – вот пожалуйста. Трогайте. Можно ли научиться правильно двигаться – вот двигайтесь. Причин, по которым что-то может пойти не так и по которым эффект может быть совсем иной, чем хотелось бы – множество.

Исследовать как именно, почему и как сделать систему стабильной и красивой – моя задача. В том числе и набрать столько фактов, чтобы получить данные на официальную статистику. В любом случае само по себе то, что Киберкостюмы работают – уже приятно радует. И я надеюсь вскоре они будут работать ещё лучше.

Наталия: Не так давно закончилась краудфандинговая компания на Бумстартере, посвященная вашему проекту. Успешна ли она?

Ольга: Запуск крауд-площадки – это очень много работы. Очень. Много. Работы. Я этому училась в одном из акселераторов в Сколково, в котором провела полгода в промежутке между перчаткой и костюмом. Обычно над этим трудятся 10-12 человек и обходится это в кругленькую сумму. Для меня же это тоже было условием участие в шоу «Идея на миллион», где я пыталась выиграть грант на дальнейшее развитие проекта. 2 месяца подготовки и 21 день присутствия на площадке принесли свои плоды так как каждый день и ночь я делала то необходимое, что нужно делать для успеха площадки (ничего тайного, в инструкции написано). Бумстартер – партнёр ВЭБа. А краудфандинг – это валидация спроса.

Так получилось, что на этот период я осталась со своим проектом 1 на 1, команда узнала о проигрыше несколько раньше всех остальных, а на эти деньги все очень надеялись. И всю площадку мне пришлось вести и делать в одиночку. Хочу выразить благодарность как своим фанатам, так и неожиданно пришедшим на помощь совершенно незнакомым людям. Когда я ездила подписывать договор по завершении площадки, мне сказали: «вы сделали настоящее чудо! За такой срок, так много».

Наталия: Хватит ли вам этих денег, чтобы закрыть все потребности проекта и штата, который работает над ним?

Ольга: Нет. Едва хватит на то, чтобы отправить вознаграждения поддержавшим. Большая часть ушла на уплату налогов и штрафов. К счастью был приобретён лот под названием «участие в исследовании» в связи с чем изготовлены новые Киберкостюмы и положено начало заявленному киберкосмическому эксперименту. Сейчас работаю над новыми Киберкостюмами и новыми людьми.

Наталия: Кстати, сколько человек в вашей команде на данный момент?

Ольга: Сложно сказать. Всего работающих и сочувствующих 34. Но это когда деньги есть. А так 5 основных человек, каждый со своим производственным цехом. И я – единственный, кто может изготовить и настроить Киберкостюм от и до.

Наталия: Если уж мы заговорили о команде, то как все начиналось? Вы ныряли в суровый мир бизнеса в одиночку или в кооперативе с кем-то?

Ольга: В одиночку. Училась из нескольких источников. И сейчас учусь. Не думаю, что бизнес – это моё. А Киберкостюм – хорошая идея для бизнеса. Выставлять исследования на продажу, по-моему, в какой-то мере – извращение. Но на них нужны деньги. Так что приходится.

Наталия: Есть ли у вас инвесторы? Вообще, несет ли какую-либо прибыль ваш проект?

Ольга: Исследования делаются на гранты. На инвестиции делается понятный бизнес. Мой случай – первый. Поэтому пока грантов не хватает я провожу платные и полезные исследования.

Наталия: Расскажите подробнее об устройстве вашего костюма. В чем его главные особенности?

Ольга: Это экзонервная система. Содержит мозг, нервы, матрицу контактных точек. Взаимодействует с аксонами нейронов, густо уложенными в пронизывающих всё тело нервных волокнах. Мой подход отличается от того, что делают другие разработчики нейро- или миостимуляторов. Как эмбриологу и генетику, мне понятна регуляторная функция нервной системы и комплексный подход к каждой детали Киберкостюма. По сути он как нечто «живое», нейропротез в своей архитектуре выполнен именно как дополнительный орган, что даёт ему возможность делать всё то множество функций, для которых у нас есть своя собственная нервная система. Многие из них настолько ещё не общеприняты и малоизучены, что понимание тонких настроек порою лежит на самом дне – на глубине 70 и более метров, где я исследую взаимодействие соматической и вегетативной нервных систем.

Наталия: Так вот почему вы упоминаете, что вы русалочка в нашем первом вопросе. Эти погружения помогают вам получить необходимые данные для совершенствования конструкции киберкостюма?

Ольга: Глубина, виртуальная, физическая. Земной и космический океан. Во многом похожи. Для меня как для дочери без времени ушедшего покорителя неба их освоение — дело чести. И помимо более стройной и точной подстройки экзонервной системы, это начало исследования того, что лежит за пределами человеческих возможностей. Даже за пределами человеческого. Ведь изначально я генетик-эмбриолог. Русалочка, организм адаптированный для жизни на других планетах –  это тот самый иной носитель, на который целесообразно производить когнитивное копирование.

 

Наталия: Стоит ли нам ожидать новых компаний на краудфандинговых площадках?

Ольга: Скорее всего я запущу you.support и patreon – площадки, на которых можно поддерживать конкретных людей в их начинаниях, а не вещи или проекты. Может будет что-то и на других площадках в партнёрстве. Ожидать не стоит, а вот поддерживать – более чем:). Это можно делать и сейчас, все данные на моей страничке.

Наталия: Когда планируется выпуск вашего костюма? Какова будет его предположительная стоимость?

Ольга: Выпуск – пока нет. Всё-таки ещё очень многое надо понять на более глубоком уровне. В производство – однозначно да. Пока есть те, кто хочет создавать вместе со мною будущее, я буду это делать.

Наталия: Стоит ли нам ожидать новых проектов от вашей компании?

Ольга: Проект экзонервной системы имеет далеко идущие планы. Его суть – создать технологию когнитивного копирования, – то есть переноса сознания на неорганический носитель. Вероятность того, что в процессе появятся ещё полезные биотехнологические продукты, имеющие в основе кибермионические технологии крайне велика.

Наталия: Когда вы планируете достигнуть окупаемости вашего проекта?

Ольга: Того, во что он мне обошелся, уже никогда не возместить. Мой труд опять же делается на личных началах поэтому подсчёт вложений представляется крайне затруднительным. Мне хотелось бы чтобы у меня были средства на музыку, жизнь и исследования.

Наталия: Что вы хотели бы пожелать нашим читателям =)?

Ольга: Да ничего особенно. Разве что любить то, что делаете и делать то, что любите. Я не считаю себя настолько успешной, чтобы кому-то что-то желать или давать советы. Я знаю, что тролли будут разбирать и осуждать каждое моё слово, а те, кому не безразлично, в каком мире они будут жить через пару или пару десятков лет будут меня поддерживать. Так что могу только напомнить, что единственный способ предсказать будущее – это создать его.

Наталия: Ольга, благодарим вас за уделенное время 🙂 Мы искренне надеемся, что наше интервью поможет вам найти новых единомышленников и привлечет еще больше внимания к вашему действительно важному проекту!

Официальные ресурсы Cyber Myonics:

Официальная страница Ольги Левицкой в ВКонтакте;

Бумстартер;
Группа о проекте;
YouTube;
Инстаграмм: @olia_levits;
Патреон.